Четверг, 19.10.2017, 00:58
Приветствую Вас Сверхновый | RSS




Официальный сайт писателя Николая Андреева

Книга 12. Пятый уровень. Ярость космоса. Продолжение...

Цикл «Победитель» Книга 12 Пятый уровень Ярость космоса.

- Нет, - Одрин отрицательно покачал головой. – Он пришел на встречу в опущенном на лицо капюшоне. И Брин Саттон, и его агент прекрасно знали, что мы за ними наблюдаем. Камеры снимали с разных точек. Специалисты пробовали увеличить разрешение. Бесполезно! Виден только небритый подбородок. Брук Гленвил, если это его настоящее имя, в чем я сомневаюсь, не допустил ни одной ошибки. Профессиональная работа.

Чен залпом осушил бокал, тихо выругался. Доверять в современном мире никому нельзя. Хоросцы спасли народ Окры от порабощения, но какова цена этой помощи? Вряд ли герцог Саттон из альтруистских побуждений ввязался в войну с Плайдом. Что скрывает Брин от союзника? Какую роль в его планах играет баронство Алционское? Вопросов гораздо больше, чем ответов.

- Подведем итог, - сказал Лаилтон. – Все наши усилия были напрасны. Мы не сумели выяснить личность сирианца. А он определенно важная фигура. Герцог Хоросский не случайно так заботится о нем. Даже личный катер вызвал...

- Не пойму, почему Брин Саттон сразу не вывез агента с планеты? – вставил офицер. – Тут какая-то неувязка. Журналисты пять дней прятались в лесу. Мы могли их обнаружить и задержать. Если Брук Гленвил столь важен для герцога, к чему такой риск?

- Справедливое замечание, - проговорил Чен. – Что-то мы явно упустили. Гадать сейчас бессмысленно. Вариантов много. Думаю, Брин проверял полученную от разведчиков информацию.

- Или собирал сведения о них самих, - добавил майор.

- Тоже не исключено, - после паузы произнес барон. – Визит сирианцев застал его врасплох. Прочитав пароль, он был немало удивлен. Лостмор, императорский дворец в горах Асконы. Невольно веет прошлым. Порой старые тайны всплывают на поверхность. Двадцать лет – не срок. Подобные слова так просто на листке бумаги не пишут. Сколько лет Бруку Гленвилу?

- Около шестидесяти, - сказал Одрин, заглянув в папку с документами. – Но журналист в отличной физической форме. В боях за Майрен проявил смелость, отвагу...

- Не надо, - махнул рукой Лаилтон. – Стандартные, общие фразы. Нужны детали.

- Есть особая примета, - проговорил офицер. – Возле левого уха длинный шрам.

- Шрам, - повторил Чен. – У кого в окружении Ольгера Храброва был шрам? На память приходит лишь Астин Ворх, наставник наследника престола. Но он погиб с принцем Кервудом. Флагманский крейсер империи сгорел в адском пламени звезды. Астина Ворха можно вычеркнуть из числа подозреваемых. Мертвые не воскресают. Придется поднимать архивы. Жаль, что у нас нет четкого снимка.

- Ваше высочество, боюсь, это ничего не даст, - возразил майор. – В архиве данные только на высокопоставленных особ государства. Сотрудники службы безопасности, секретные агенты, гвардейцы вне поля зрения. Брук Гленвил скорее всего один из них. Иначе герцогу Саттону не потребовалось бы выяснять его личность.

- Пожалуй, - согласился барон.

Лаилтон взял со стола бутылку с вином, наполнил бокал. Сделав глоток, он произнес:

- Мне почему-то кажется, что журналисты вернутся в Сирианское графство. Правитель Хороса переправит их на Алан по своим каналам. Глупо терять ценный источник информации. Нужно задействовать нашу разведывательную сеть во Фланкии.

- Это нелегко, - Одрин тяжело вздохнул. – В секретной службе оказалось немало предателей. Здание управления полностью разрушено, документы сгорели, генерал Адриан погиб. Сейчас арестованные офицеры допрашиваются. Кто из них был завербован плайдцами, а кто нет, неизвестно. Некоторые просто встали на сторону Сенату и Дорка Бенхэма.

- Они в любом случае изменили присяге и стране! – гневно воскликнул Чен. – Мерзавцы помогали врагу, пытались убить меня, мою семью!

- Вы абсолютно правы, ваше высочество, - сказал майор. – Но без них мы не восстановим утраченные связи. Понадобятся долгие годы, чтобы внедрить новых агентов. По закону негодяи должны быть казнены. Однако я бы не спешил с приведением приговора в исполнение. Справедливая кара, постигшая предателей, не принесет пользы Окре. Военная контрразведка на Асконе, Алане, Непроне, Кратоне не работала. У нее были совершенно другие задачи.

- Хорошо, - пробурчал барон. – Возможно кого-то я и помилую. Составьте подробный список. Чтобы искупить свою вину, изменникам придется очень постараться. Необходимо продемонстрировать собственную значимость. Сирианские журналисты – это их шанс. Я хочу знать, с кем встречался герцог Саттон.

- Они приложат все силы, - отчеканил Одрин. – У них нет иного выбора.

Небрежным жестом руки Лаилтон отпустил офицера. Как только майор покинул кабинет, Чен встал с кресла и подошел к окну. День близился к концу. Верхушки деревьев окрасились в золотистый цвет. Скоро начнет темнеть. Настроение у барона отвратительное. И дело даже не в том, что Брин вывез чужаков с планеты. Этого следовало ожидать. Проблема гораздо глубже. Мир пронизан ложью и фальшью.

Взять, к примеру, Найджела Одрина. Он честный, порядочный офицер. Во время вторжения плайдцев отчаянно боролся с захватчиками. Его доводы звучали весьма убедительно. Чтобы разведывательная служба нормально функционировала, нужна разветвленная агентурная сеть. Спорить с очевидными фактами глупо и бессмысленно.

К сожалению, кое о чем Найджел умолчал. Он ни словом не обмолвился, что его младший брат Матис тоже арестован. И дело серьезное. Капитан Матис Одрин непосредственно участвовал в убийстве генерала Адриана. Военный трибунал неминуемо приговорит офицера к расстрелу. Он совершил тяжкое преступление. Вот и получается, что заботясь об интересах страны, майор заодно спасает родного брата.

Как же странно порой складываются судьбы людей. Конфликт барона и Сената разделил окрианцев на два враждебных, непримиримых лагеря. В мирное время это была обычная политическая борьба. Война расставила все акценты. Дорк Бенхэм призвал народ покориться могущественному правителю Плайда. Тем самым жители баронства могли бы избежать ужасной участи корзанцев и тестианцев.

Лаилтон тут же объявил главу Сената изменником. Случилось то, чего Чен так боялся – общество раскололось. Бенхэма поддержала довольно большая группа людей. Счет идет на десятки, сотни тысяч. Офицеры службы безопасности, командиры воинских частей, чиновники различного уровня. Далеко не все из них сотрудничали с агрессорами. Наказать предателей надо, но устраивать жестокую, кровавую бойню вряд ли целесообразно. Смерть этих людей ничего не даст Окре.

Да и есть ли у барона моральное право судить своих подданных? Когда Чен Лаилтон отвергал ультиматум Берда Видога, о чем он думал? О народе или о собственной власти? Правитель Алционы ведь прекрасно понимал, что плайдцы не отступят. Цена свободы оказалась очень высока. Огромные жертвы, разрушенные города, изрядно поредевший звездный флот.

Окрианцы сражались за независимость страны. Но независимость баронства иллюзорна. И хотя хоросцы не вмешиваются во внутренние дела союзника, они полностью контролируют систему Алционы. Разве может Чен Лаилтон что-нибудь возразить Брину Саттону? Если владыка Хороса пожелает, его армия оккупирует планету за несколько часов. Фактически баронство уже поглощено могущественным соседом.

Чен грустно усмехнулся. Рано или поздно это должно было произойти. Таковы законы истории. Гиганты всегда пожирают карликов. Лаилтон сделал неплохой выбор. Правитель Хороса соблюдает хоть какие-то моральные нормы. Видог бы просто диктовал условия.

Кроме того, вариант с замужеством Милены выглядит весьма заманчиво. Лекс молод, красив, амбициозен. Скоро он взойдет на трон Хороса. Лаилтоны породнятся с кланом Саттонов. Герцог станет защитником и покровителем Окры. Пожалуй, тянуть с ответом не стоит. Надо срочно отправлять девушку в Децион, столицу Кратона. Это очень, очень удачная партия. Главное, чтобы Милена ничего не испортила. Характер у нее еще тот.

***

Совершив крутой вираж, гравитационный катер влетел в шлюзовой отсек корабля и плавно опустился на посадочную площадку. Двигатели смолкли, наступила тягостная тишина. Ярис взволнованно посмотрел на Астина. Бывший наемник пребывал в полной растерянности. Все происходящее вокруг казалось ему каким-то чудесным, нереальным сном. Правитель Хороса дважды встречается с грязными, оборванными журналистами, долго беседует с одним из них, а затем еще и вызывает личный катер. Мистика, да и только.

В том, что эта машина с флагманского крейсера герцогства, Миллан не сомневался ни секунды. У обычных летательных аппаратов совсем другая внутренняя отделка. У Яриса накопилось немало вопросов, но его спутник упорно молчал. Он ни разу даже голову в сторону канотца не повернул. Сидит в дальнем кресле, тело подано чуть вперед, капюшон опушен на лицо. Что-либо обсуждать Брук Гленвил сейчас явно не намерен. Проявлять инициативу Миллан не стал. В подобной ситуации главное сохранять терпение.

Люк бесшумно открылся. Самрай поднялся и решительно зашагал к трапу. Ярис двинулся за ним. К Ворху и Миллану тут же подошли три гвардейца. Удивительно, но в шлюзовом отсеке больше нет ни души. Ни пилотов, ни техников, ни офицеров службы безопасности. Канотец недоуменно озирался по сторонам. Неужели чужаков пропустят на флагманский крейсер эскадры без проверки? Невероятно! Грубейшее нарушение основополагающих правил.

- Следуйте за мной, - холодно, бесстрастно произнес высокий смуглый лейтенант.

Хоросец направился к центральному выходу. В контрольной рубке и в коридоре тоже никого не было. Корабль будто вымер. Соблюдался режим максимальной секретности. Со столь строжайшими мерами предосторожности Ярис никогда раньше не сталкивался. Наверняка отключены даже камеры наблюдения. Кто и зачем прибыл на судно, должно быть сохранено в тайне.

Маршрут Астин не запоминал. Самрай прекрасно знал, куда их ведут. Тяжелые крейсера достаточно однотипны. У флагманских кораблей есть ряд особенностей, но они не принципиальны. Вот и шестая палуба. Именно здесь располагались апартаменты Брина Саттона. Офицер остановился возле металлической двери, набрал на кодовом замке шифр, приложил ладонь к опознавательному устройству.

- Это гостевая каюта, - проговорил гвардеец. – Она в вашем полном распоряжении. Приятного отдыха.

Ворх и Миллан вошли в помещение. Мягкие кресла, диван, бар, холодильник, на стене экран голографа. Слева спальня с двумя кроватями, справа душ и туалет. Условия идеальные. Астин скинул куртку, налил в стакан тонизирующий напиток, сделал несколько жадных глотков.

- Наконец-то, - после паузы выдохнул самрай. – Думал, умру от жажды.

- Кто ты такой? – спросил Ярис, пристально глядя на Астина.

- Я? – улыбнулся Ворх. – Я Брук Гленвил, уроженец маленького городка Муксон в Кабрии. Коренной аланец...

- Не болтай чепуху! – с легким раздражением в голосе произнес канотец. – Простому человеку подобные почести не оказываются. Ты что-то написал на листке бумаги, и герцог Саттон, могущественный владыка Хороса, тотчас явился на встречу. Он беседовал с тобой, как с равным.

- Брин Саттон хорошо воспитан, - парировал самрай. – Правитель Хороса уважительно относится к людям.

- Не считай меня дураком, - проговорил Миллан. – Вы с ним лично знакомы. Я видел его лицо. Герцог был изумлен. Хотя, нет, это слабо сказано. Поражен, потрясен – вот точная формулировка. Правитель Хороса словно увидел призрака. Впрочем, он умеет справляться с эмоциями. Брин Саттон потерял самообладание лишь на мгновение.

- Ты наблюдателен, - заметил Астин.

- На базе Энгерона меня многому научили, - Ярис грустно вздохнул. – Иначе не выжить. Малейшая ошибка и ты труп...

Канотец подошел к бару, до краев наполнил бокал крепким вином и залпом его осушил. В голове приятно зашумело, в глазах появился неестественный блеск.

- Отличное вино, - произнес Миллан. – Сразу чувствуется, что дорогое. Да и разве может быть другое на корабле владыки Хороса? Почему мы здесь? Почему герцог так оберегает тебя? Ради нас вызвал с флагманского корабля гравитационный катер.

- По-моему ответ очевиден, - пожал плечами Ворх. – Как еще можно добраться до Тасконы? Через космопорт Майрена? Плайдцы превратили его в руины. Я попросил Брина Саттона помочь нам.

- И правитель Хороса любезно согласился, - язвительно проговорил Ярис. – Он помогает всем журналистам? Перестань, Брук! Ты четыре часа упорно старался не попадать в объективы камер. Из шлюзового отсека судна убрали обслуживающий персонал и охрану. Вывод? Ты – очень известная личность. Герцог сделал все, чтобы мы не попали в руки барона Лаилтона. Скажи честно, ты принадлежишь к древнему дворянскому роду?

- Допустим, - солгал Астин. – Что тебе это дает?

Внезапный натиск Миллана застал его врасплох. Они провели в лесу пять дней. Беседовали на разные темы. Пару раз канотец интересовался встречей Ворха с Брином Саттоном. Астин отвечал уклончиво. Посвящать в государственные секреты бывшего наемника самрай не собирался. Сегодня терпение Яриса лопнуло. Он решил перейти в атаку. Вино пьет тоже не случайно. Алкоголь снимает внутренние барьеры и добавляет смелости. Между тем, Миллан снова взялся за бутылку. Ворх его не останавливал. Второй бокал окончательно развяжет язык канотцу.

- Что мне это дает? - повторил Ярис. – Все! Выстроить логическую цепочку теперь не составляет труда. Ты, если не врешь, опекун Волка. Значит, он тоже дворянин. Возможно, юноша претендует на какое-то графство или баронство. Его любой ценой надо освободить. Он, кстати, жив?

- Жив, - подтвердил Астин.

- Потому мы и прилетели на Окру, - продолжил Миллан. – Ты изначально планировал обратиться за помощью к правителю Хороса. Это был твой шанс. К сожалению, система Стафа Энгерона работает безупречно. Уж я-то знаю. Герцог бессилен, и мы возвращаемся на Таскону.

- Звучит убедительно, - сказал самрай. – Хотя нестыковок многовато.

- Пытаешься сбить меня с толку? – усмехнулся канотец.

- Ничуть, - возразил Ворх. – Пытаюсь понять, чего ты добиваешься?

- Ничего, - покачал головой Ярис. – Не люблю быть марионеткой в чужих руках. Мне нужна лишь правда. Клянусь, что не пророню ни слова.

- Правда, - с горечью проговорил Астин. – Она тебе ни к чему. Поверь, это тяжкая ноша. Воспринимай все происходящее, как должное. Не лезь в чужие дела и не задавай вопросов. Если узнаешь правду, мне придется тебя убить.

Миллан посмотрел на Гленвила. Аланец абсолютно спокоен. Нет, он не лжет, его угроза не пустой звук. Взгляд холодный, колючий, пронзающий насквозь. По телу канотца пробежала нервная дрожь. Пожалуй, он погорячился, вызывая собеседника на откровенность.

- Я иду в душ, - произнес самрай. – Советую и тебе освежиться.

Струи теплой воды текли по лицу, шее, плечам. Усталость постепенно отступала. Прояснялся разум. Ярис оказался чересчур сообразительным. Так четко сопоставить факты может далеко не каждый. Хорошо, что он молод и двадцать лет назад был совсем мальчишкой. В противном случае, Миллан наверняка вспомнил бы наставника принца Кервуда.

Тем не менее, бывший наемник вплотную подошел к разгадке тайны. А ведь Ворх намеревался отправить его домой, на Канот. Теперь нельзя. Контрразведка графства Талатского сразу возьмет Яриса в оборот. Из бедняги выбьют всю необходимую информацию. Самрай тихо выругался. Выбор у него невелик: либо устранить Миллана, либо взять с собой. Умелый помощник Ворху не помешает, но уж очень канотец строптив. Контролировать сержанта на Тасконе будет непросто.

Прошло три дня. К этому разговору Астин и Ворх больше не возвращались. Тема слишком опасная. Миллан отчетливо понял, что пересек запретную черту, и решил судьбу не искушать. Чрезмерное любопытство к добру не приводит. В подобных ситуациях лучше держать язык за зубами. И вином увлекаться не стоит. Оно затуманивает мозг, делает человека упрямым, злым, агрессивным. А это явно ущербные качества.

Дверь в каюту открылась, и в проеме показался гвардеец. После короткой паузы лейтенант заученно отчеканил:

- Герцог Саттон ждет вас.

Ярис тут же вскочил с кресла. Самрай жестом руки остановил его.

- Приглашение относится только ко мне, - пояснил Ворх.

Миллан не спорил и, в знак согласия, кивнул головой. Надев куртку и опустив капюшон на лицо, Астин неспеша двинулся к выходу. До апартаментов владыки Хороса всего несколько метров, но рисковать самрай не хотел. Даже на флагманском крейсере герцогства могут быть шпионы Берда Видога.

Мятеж Мейса на Кратоне наглядный тому пример. Младший сын Брина захватил в стране власть, уничтожил семью родного брата, заключил сделку с заклятым врагом. Предательство, словно смертельная болезнь, поразила человеческое общество. Двадцать лет назад вместе с империей рухнули основы морали и нравственности.

Законы чести, верность долгу, самопожертвование – все это из далекого прошлого. Теперь миром правит алчность тщеславие, жестокость. У людей нет ни малейших принципов. Если агента нельзя завербовать за деньги, его можно завербовать за очень большие деньги. Есть и другие способы: провокация, шантаж, откровенное запугивание. Секретные службы в выборе средств не церемонятся.

Саттон сидел на диване. На столе перед ним стопка документов. Брин что-то внимательно читал.

- Здравствуйте, ваше высочество, - Ворх вежливо поклонился герцогу.

- Присаживайся, - проговорил Саттон, указывая на кресло напротив. – Как устроились?

- Великолепно, - ответил Астин. – В таких комфортных условиях я давно не отдыхал.

- Вот и отлично, - произнес владыка Хороса, откладывая в сторону бумаги. – Надеюсь, услышать подробный рассказ о ваших злоключениях. Начни с системы Убриля, с гибели принца Кервуда.

- Ваше высочество, это длинная история, - заметил самрай.

- Я никуда не тороплюсь, - улыбнулся Брин. – Когда еще доведется встретиться с человеком, воскресшим из мертвых.

Беседа затянулась почти на четыре часа. Саттон постоянно что-то уточнял. Его интересовали даже мельчайшие детали. Особенно много вопросов он задавал о жизни Ворха и наследника престола на Земле. Сведения об этой странной варварской планете были очень скудны. Научные экспедиции давно не высаживались на ее поверхности. Не те времена. Хранители никого туда не пускали. Герцог Грайданский решил нарушить запрет и сурово за это поплатился. С тех пор к системе Солнца никто не приближался.

Закончив рассказ, Астин откинулся на спинку кресла. В помещении воцарилась тишина. Правитель Хороса задумчиво смотрел на асконца. Ворху не позавидуешь. Самрай нарушил священную клятву, не сумел спасти принца, не сберег его жену, не может освободить из рабства их сына. Сплошная цепь бед, невзгод и тяжелых испытаний. Удача определенно отвернулась от Астина.

И что обиднее всего, он ни в чем не виноват. Ворх ни разу не дрогнул, не струсил, он борется до конца. Собственная жизнь для асконца ничего не значит. Если потребуется, самрай без колебаний пожертвует ею ради последнего представителя рода Храбровых. Впрочем, наемник четыре тысячи сто тринадцать об этом даже не догадывается. Как же порой причудливо и несправедливо устроен наш мир. Мерзавцы и подлецы прекрасно в нем устраиваются, а честные, порядочные люди вынуждены скитаться и прозябать в нищете.

- Ты около года провел на базе пиратов, - проговорил Брин.

- Да, ваше высочество, - подтвердил Астин.

- Хорошо ее изучил? – спросил Саттон.

- Досконально, - ответил Ворх. – Иначе бы не сбежал.

- Что она собой представляет? – произнес герцог.

- Гленторан – это крупный астероид в системе Мимаса, - сказал самрай. – От Грайда тридцать парсек, от Алционы сорок четыре. Пираты ничего не строили. Они каким-то образом нашли и захватили секретную базу имперского флота. На ней огромные запасы оружия, продовольствия, медикаментов. Ядерная энергетическая установка, жилые блоки, технические доки. Бандитам надо было лишь грамотно расконсервировать объект.

- Случайность или утечка информации? – проговорил Брин.

- Не знаю, - Астин подался вперед. – Но у меня сложилось впечатление, что кто-то управляет пиратами.

- С чего ты взял? – произнес Саттон. – Их действия хаотичны, разрозненны. Негодяи, словно голодные, кровожадные хищники, рыщут в космосе в поисках подходящей добычи.

- Это верно, - согласился Ворх. – Объяснить мои подозрения сложно. Недостаточно фактов. Однако я попробую. Главой Гленторана является некий Эрл Стогрин. Сволочь редкая. Бандиты подчиняются ему беспрекословно. Ведь только на базе можно заправиться, приобрести запасные части и боеприпасы, произвести ремонт судна. Стогрин диктует всем свои условия.

- Обычная ситуация, - заметил герцог. – Кто сильнее, тот и прав.

- На невольников пираты внимания не обращают, - продолжил самрай. – Рабы – бесправные, ничтожные существа. Живыми они никогда астероид не покинут. Поэтому никто не шепчется, голос не понижает. Пару раз я слышал, как командиры кораблей возмущались, что Эрл отправляет их на патрулирование в район, где ни пассажирские, ни транспортные суда не летают.

- Вот это уже интересно, - проговорил Брин. – Вместо свободной охоты боевая задача. Похоже, я недооценивал пиратов. Они от кого-то получают конкретные приказы. Вопрос в том, от кого? Кто позволяет бандитам безнаказанно хозяйничать в космическом пространстве? Грайданцы?

- Не исключено, - сказал Астин. – Мимас находится в непосредственной близости от их границы. Октавия Торнвил и Берд Видог тоже могут быть причастны к созданию базы. В сирианском графстве официально узаконено рабство, а плайдцам нужен передовой форпост.

- Значит, не случайность, - горько вздохнул Саттон. – Местоположение Гленторана пираты знали заранее. Но их время истекло. Пора наводить в империи порядок.

- Без боя бандиты не сдадутся, - произнес Ворх. – На базе не меньше сорока лазерных орудий. Ринутся в атаку и корабли. Сколько их там – неизвестно. Штурм самой базы тоже будет нелегким. Гигантские складские помещения, запутанная сеть тоннелей, бронированные двери.

- Мне не нужен Гленторан в качестве трофея, - спокойно возразил герцог. – Напрасно терять людей я не собираюсь. К Мимасу двинутся пятнадцать тяжелых крейсеров. Если Стогрин не примет ультиматум, они начнут обстрел астероида. Это не планета, уязвимых точек много. Рано или поздно защитная система даст сбой. Разгерметизация базы заставит пиратов сложить оружие.

- Но на Гленторане тысячи людей, - проговорил самрай. – Среди них немало пленников. Женщины, дети...

- Мы на войне, Астин, - жестко сказал Брин. – Жертвы неизбежны. Я заставлю бандитов подчиниться.

Спорить с правителем Хороса было бесполезно. Он политик и мыслит масштабно. Для него отдельно взятая человеческая жизнь не представляет большой ценности. Убитые и раненые аланцы, асконцы, окрианцы – это лишь статистика.

- Кстати, к операции все готово, - сменил тему Саттон. – Нужно лишь подобрать протез по размеру. Врачи ждут пациента.

- Благодарю, ваше высочество, - кивнул головой Ворх. – Я предупредил Яриса. Он очень рад. Как Миллан со всем справляется одной рукой, даже не представляю. Жизнь у нас непростая, проблемы на каждом шагу...

- Об этом я тоже позаботился, - произнес герцог. – Ваша легализация будет обеспечена надлежащим образом. Полеты пассажирских и транспортных судов скоро возобновятся. В том числе и в сирианское графство. Мои люди посадят вас на корабль, минуя пункт контроля.

- А это возможно? – уточнил самрай. – В подобных вопросах окрианцы весьма щепетильны. Речь идет об их суверенитете.

- Понимаю, к чему ты клонишь, - проговорил Брин. – Вступать в конфликт с бароном Лаилтоном я не собираюсь. Тем более, привлекать к вам внимание. Вы попадете на судно под видом технического персонала. Во время вторжения Плайда космические станции сильно пострадали. Мы помогаем окрианцам их восстанавливать. Места в каютах вам будут уже забронированы. Останется переодеться и привести себя в порядок. Деньги и документы получите заранее.

- У нас неплохая легенда, - возразил Астин. – Журналисты возвращаются домой из трудной и опасной командировки. Мы свыклись с этой ролью. Зачем что-либо менять?

- Новые удостоверения личности вам нужны по двум причинам, - ответил Саттон. – Во-первых, репортерами, побывавшими в зоне боевых действий, непременно заинтересуется служба безопасности графства. Вы ценный источник информации. Тщательный, детальный допрос неизбежен. Сколько крейсеров у Хороса, каковы потери в окрианской армии, сталкивались ли вы с андроидами плайдцев? Это лишь так, навскидку...

- Пожалуй, - выдержав паузу, согласился Ворх. – Сирианская контрразведка вежливостью не отличается. Вцепится словно голодный тапсан. А что, во-вторых?

- Я хорошо знаю Чена Лаилтона, - усмехнулся герцог. – Он не смирится с поражением. Выяснить кто ты такой, для него дело чести. Барон задействует всю агентурную сеть. Шпионы Лаилтона сутками будут дежурить в космопортах Алана, Тасконы и Маоры. Фамилии сирианских журналистов им хорошо известны.

- У окрианцев есть снимки Миллана и мое подробное описание, - заметил самрай.

- Есть, - спокойно подтвердил Брин. – Но они не у себя дома. Найти человека в плотной толпе людей не так-то легко. Кроме того, мы устраним ваши главные недостатки – особые приметы. О протезе наемника я уже говорил. Внешне он неотличим от настоящей руки. Ну, а с тобой поработают пластические хирурги. Твой знаменитый шрам исчезнет.

- Мне почему-то эта затея не нравится, - сказал Астин. – Вокруг нас чересчур много суеты.

- Тут уж ничего не поделаешь, - пожал плечами Саттон. – Ты сам вышел на свет из мрака забвения. Теперь пожинаешь плоды. Малейшая ошибка и тайна, которую ты хранил двадцать лет, раскроется. Чтобы этого не случилось, придется принять дополнительные меры предосторожности. Мы не имеем права рисковать жизнью наследника престола.

- Я за него кому угодно глотку перегрызу, - произнес Ворх.

- Не сомневаюсь, - вымолвил герцог. – К сожалению, сейчас именно ты представляешь для юноши наибольшую опасность. Лгать не стану, искушение убрать тебя необычайно велико. Но я свои клятвы не нарушаю. На Таскону вы прилетите в качестве окрианских торговцев. Цель – закупка продовольствия. Легенда безупречная. Контрразведка Сириуса вряд ли что-нибудь заподозрит.

В голосе правителя Хороса появились стальные нотки. Это уже не обсуждение. Самраю давались четкие, детально продуманные инструкции. Отступление от плана не предусматривалось.

- Я не намерен тебя контролировать, - после паузы продолжил Брин. – С моими агентами встретишься еще один раз. Они передадут вам сирианские документы. Дальше действуйте самостоятельно. На связь выйдешь, когда пожелаешь. Если потребуется помощь, сообщи. Освободить наследника престола мы сможем только совместными усилиями.

- Разумеется, ваше высочество, - проговорил Астин. – Я буду держать вас в курсе происходящих событий.

Ворх поднялся с кресла, почтительно поклонился герцогу. Проницательность владыки Хороса поразила самрая. Саттон словно читал его мысли. С ним нужно быть настороже. Брин опытный, хитрый политик. Он тщательно, скрупулезно просчитывает каждый свой шаг. Обмануть герцога, ввести в заблуждение очень трудно. Неискушенный в интригах, прямолинейный Ворх ему не соперник. Подобные игры не для самрая.

Покинув апартаменты правителя Хороса, Астин облегченно вздохнул. Ворх хотел рассказать Брину Саттону о догадках бывшего наемника, хотел посоветоваться. Хорошо, что он этого не сделал. Страшно даже представить, чем бы закончилась такая откровенность. Миллана герцог точно бы устранил. Да и у самрая возникли бы серьезные проблемы. Владыка Хороса настроен решительно. Что-то Брин определенно скрывает. Он знает гораздо больше, чем говорит. Впредь надо быть осторожнее. Ни одному правителю государства нельзя доверять полностью. Герцог Саттон не исключение.

Нравится
0

Обсудить в форуме...


Меню сайта

  • Новости
  • Об авторе
  • Библиография
  • Купить книги New!
  • Новые романы (отрывки)

  • Реквизиты
  • Галерея
  • Карта
  • Форум
  • Обратная связь
  • Форма входа

    Поиск
    Календарь
    «  Октябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031
    Наш опрос
    Ваш любимый персонаж из цикла "Победитель"?
    Всего ответов: 3649
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0